You are here

Статус уфимского поместья

Известно, что практика закрытых городов имела широкое распространение в ХVII в. на южных рубежах государства. Как отмечал А.А. Новосельский, правительство здесь предохраняло городовую структуру землевладения до тех пор, пока не нашло более эффективной формы военной организации. В то же время А.А. Новосельский указывал на непоследовательность и колебания этой политики. Она являлась отражением борьбы конкурирующих между собой сил внутри служилого класса, боярства и служилых людей центральных областей, с одной стороны, и мелкопоместных служилых людей южных уездов производивших давление на правительство, с другой . А.А. Новосельский определил и основные этапы этой политики:

1) 1637–1672 гг. – период решительных охранных мер с промежутком 60–70 гг., когда эти меры стали нарушаться;

2) 1672–1676 гг. – период разделения юга на открытые и закрытые города;

3) 1676–1680 гг. – период отказа от охранительной политики в интересах крупных феодалов.

Ситуация в Башкирии складывалась совершенно иначе. Вплоть до начала ХVIII в. в Уфимский уезд не проник ни один помещик не только из столичного дворянства, но даже из соседних уездов. В то время как на юге в 70–80-е гг. происходит отход от практики закрытых городов, в отношении Уфимского уезда правительство в указах 1673 и 1684 гг. подтвердило незыблемость этой политики . Дело в том, что, если на южных рубежах государства практика закрытых городов была следствием двух противоборствующих сил внутри служилого класса, то в Башкирии ХVII – начала ХVIII вв. немаловажную роль играл еще и третий фактор – вотчинное право башкирского населения, законодательно оформленный институт, запрещавший любые формы изъятия башкирских земель. Более того, не говоря о служилых людях из других уездов, даже дворяне, приписанные службой к Уфе, имели весьма ограниченные возможности по расширению поместного землевладения в Уфимском уезде.

Значительное увеличение служилых людей в Уфе во второй половине ХVII в. не привело к росту отказов новых поместных дач. Как было показано выше, именно со второй половины ХVII в. количество отводов земли резко снижается, а в последней четверти ХVII в. этот процесс практически прекратился. При этом администрация не только ограничивает фонд испомещения, но и всячески препятствует всякого рода замаскированным формам покупки земель у башкир. В 1664 г. максимальный срок, на который мог быть составлен договор об аренде башкирских вотчин, был ограничен 2 годами . А в 1673 г. администрация даже пошла на такую меру, как расторжение всех договоров об аренде башкирских земель, заключенных служилыми людьми. Указ, к сожалению не сохранился, однако в ряде грамот этого периода отмечается, что служилые люди «слышали указ великого государя, что им башкирских вотчин из ясаку владеть не велено» .

Дополнительным фактором, препятствующим проникновению в Уфимский уезд столичного и иногороднего дворянства, было то, что служилые люди понизовых уездов составляли особую группу дворянского корпуса России, которая находилась в ведении Приказа Казанского дворца, а не Разряда. И.П. Ермолаев, подробно исследовавший сферу деятельности Приказа Казанского дворца, подчеркнул, что на подведомственной территории компетенция этого учреждения была практически всеобъемлющей. Приказ осуществлял административное, финансовое, судебное управление, ведал военно-организационными вопросами, что обычно входило в компетенцию Разряда и было единственным исключением в общей компетенции приказов России . Территория, находившаяся в ведении Приказа Казанского дворца, как бы оставалась вне поля зрения бояр и дьяков Разрядного и Поместного приказов, а значит, и вне поля зрения столичного дворянства. А ведь именно эта часть служилого сословия России, по утверждению Е.Д. Сташевского и А.А. Новосельского, являлась главной силой, разрушавшей систему поместного землевладения служилого города . С самого начала сконцентрировав в своих руках все вопросы управления, Приказ Казанского дворца и в дальнейшем стремился предотвратить ведомственную чересполосицу на своей территории. Очевидно, что возникновение здесь землевладения служилых людей, в военно-организационном отношении зависимых от Разряда, не входило в планы Приказа Казанского дворца. Однако подобная самостоятельность этого учреждения дала возможность сформировать своеобразный социальный облик подведомственного служилого населения. В чем это проявлялось? Если поместье в центре государства по своей юридической основе все более сближается с вотчинным владением, то в Уфимском уезде почти до конца ХVII в. оно строго обуславливалось службой. В то время как в центральных областях государства была широко распространена практика перевода части поместий в вотчину в массовом порядке по целым служилым городам, в Уфимском уезде подобные случаи были единичными. Нам известен лишь один пример такого перевода, когда в 1679 г. уфимец И.К. Нармацкий вместе с написанием по Московскому списку был пожалован правом «написать» половину своей поместной дачи (100 четвертей в поле) в вотчину . Таким образом, к концу ХVII в. доля вотчинных земель в составе дворянского землевладения Уфимского уезда составляла около 0,6%. В соседнем Казанском уезде этот показатель был около 2,6% . И только в 1687 г. в награду за удачные действия при подавлении Сеитовского бунта уфимским дворянам было предоставлено право продавать и закладывать свои поместные земли . Впрочем, до ХVIII в. нам известны лишь 3 случая продажи поместных земель уфимскими дворянами, основная же масса подобных операций приходятся на первую половину ХVIII в.

Обусловленность уфимского поместья службой проявилась и в статусе примерных и обводных земель. По утверждению С.Б. Веселовского, они представляли собой огромные массивы обводных угодий, фактически присвоенные землевладельцами сверх положенных указных статей и окладов и эксплуатировавшиеся ими. Уже во время описания 20-х годов ХVII в. практически прекратилась раздача примерных земель посторонним челобитчикам. Примерные земли приписывались к даче, передавались владельцам до указа, не отмежевывались особо и не отделялись от поместья . В противоположность дворянам центральных уездов, уфимские помещики даже во второй половине ХVII в. были ограничены в праве распоряжения примерными землями. В Уфимском уезде примерные и обводные земли были в дачах 28 помещиков. Обнаружение этих «лишних» земель, как правило, происходило при спорных межеваниях поместных дач, разделах отцовского поместья между сыновьями и т.д. Характерно то, что основной массив этих угодий находился преимущественно в составе больших поместных дач таких крупных землевладельцев как Аничковы, Каловские, Ураковы и Черниковы-Онучины. Однако, судя по данным межевщиков, эти угодья редко достигали 15-20% от величины поместной дачи, отказанной по грамоте. Но главное то, что практически все обнаруженные межевщиками «лишние» земли, эксплуатировавшиеся помещиками сверх положенных по грамотам дач, не были оставлены за владельцами. Администрация изъяла их под испомещение беспоместных дворян и даже под отведение наделов крестьянам дворцовых сел. Причем, все случаи изъятия примерных земель имели место во второй половине ХVII в.

Необходимо отметить и то, что если иногородние дворяне не имели поместий в Уфимском уезде, то и сами уфимцы так же не завели поместных дач за пределами Уфимского уезда. В 1699 г. только четверо уфимских дворян являлись владельцами поместных деревень, расположенных в других уездах .

Подведем краткий итог изучения поместного хозяйства уфимских дворян. Определяющим фактором в формировании и развитии поместного хозяйства уфимских дворян являлось вотчинное право башкирского населения. Это обстоятельство сказалось уже на первоначальном испомещении уфимских дворян в конце ХVI – начале ХVII вв. Основным источником испомещения уфимцев были земли, оставшиеся после ухода из Башкирии ногайских и татарских феодалов. Однако, вследствие ограниченности этого резерва поместного землевладения со второй половины ХVII в. резко сокращается отказ новых поместных земель уфимским дворянам. В последней четверти ХVII в. этот процесс практически прекращается. В то же время это не помешало некоторым уфимским дворянам увеличить свое поместное землевладение за счет изъятия земель у служилых людей иноземного и новокрещенного списка, служилых татар и приборных служилых людей.

Вотчинное право башкирского населения оказало влияние и на характер обеспечения уфимских дворян поместными угодьями, которые, в основном, были оставлены во владении башкирских волостей. Это породило практику аренды башкирских вотчин уфимскими дворянами. Условия национальной окраины государства предопредели изоляцию феодального хозяйства уфимских дворян. Меры законодательного порядка, а так же экономические возможности самих уфимских помещиков не позволяли включать в сферу феодальной эксплуатации широкие слои коренного населения и земледельческих переселенцев из центральных областей государства. Кроме того, непрекращающаяся на протяжении всего ХVII в. военные действия на территории края значительно подорвали хозяйственную основу уфимского поместья. К концу ХVII в. наблюдается абсолютное сокращение крепостного населения Уфимского уезда. Особая система управления краем, находившегося в ведении Приказа Казанского дворца, а так же специфическое земельное законодательство, осуществлявшееся на территории Башкирии, явились основными причинами длительного существования практики закрытого города. Вплоть до конца ХVII в. в Уфимском уезде имело место совпадение службы и землевладения, в то время как практически во всех регионах государства эти система уже изжила себя. Вместе с тем, практика закрытого города стала главной причиной того, что фактически до конца ХVII в. уфимское поместье сохраняло черты условного владения.