You are here

Заключение

Основными факторами, предопределившими особенности поместного обеспечения, социального состава и служебной деятельности уфимского дворянства являлись, во-первых, специфика земельного законодательства, осуществлявшаяся на территории Башкирии, а во-вторых, подведомственность уфимских, служилых людей Приказу Казанского дворца.

Вотчинное право башкирского населения, запрещавшее любые формы изъятия башкирских земель, привело к тому, что основным источником, из которого черпались земли под испомещение уфимских служилых людей, стали земли, оставшиеся после ухода из Башкирии татарских и ногайских феодалов. На протяжении всего XVII в. правительство более или менее твердо стояло на позиции защиты башкирского волостного землевладения от посягательств уфимских служилых людей. Однако ограниченность резервного фонда свободных земель приводит к тому, что уже в середине XVII в. в Уфимском уезде практически прекращается отказ новых земель служилым людям. В дальнейшем незначительное увеличение поместного землевладения уфимских дворян происходит в основном за счет изъятия земель у служилых людей иноземного и новокрещенского списка, служилых татар и приборных служилых людей.

Испомещение уфимских дворян на оброчных землях дворцовых крестьян не получило широкого распространения. Хотя оброчные земли повсеместно являлись основным источником увеличения дворянского землевладения, в Уфимском уезде Приказ Казанского дворца и местные власти всячески препятствовали подобным захватам. Подведомственность уфимских дворян Приказу Казанского дворца сказалась и на характере обеспечения поместных окладов, которые по месту службы, то есть в Уфимском уезде, могли заполняться только на половину (понизовой оклад).

Вотчинное право, запрещавшее любые формы приобретения башкирских земель, тем не менее, не смогло предотвратить аренду башкирских угодий (рыбных ловель, бортных угодий, звериных гонов) уфимскими дворянами. Особенно широкие масштабы эта практика принимает в второй половине XVII в., что в определенной мере повлияло на хозяйственную направленность уфимского поместья.

Особый законодательный и административный статус этого региона приводит и к хозяйственной изоляции поместья. Администрация препятствовала закабалению уфимскими дворянами коренного населения, а экономические возможности уфимских помещиков по закрепощению земледельческих переселенцев были весьма ограничены. В то же время неблагоприятная политическая обстановка и не прекращавшиеся военные действия на территории края подорвали слабую экономическую основу поместного хозяйства, что приводит к резкому сокращению крепостного населения к концу XVII в.

Местное земельное законодательство и политика Приказа Казанского дворца предопределили длительное существование практики закрытого города. Вплоть до начала ХVIII в. в Уфимском уезде наблюдается почти полное совпадение места службы и землевладения. В этом состоит главное отличие Уфимского уезда от южных областей России, где практика закрытых городов уже в середине ХVII в. под давлением крупного столичного дворянства начинает претерпевать глубокие изменения. Это обстоятельство, а также истощение резервного фонда поместного землевладения стали причиной сохранения до конца ХVII в. многих элементов условного характера поместного владения.

Вотчинное право башкирского населения и административный статус уфимских дворян в полной мере сказались и в формировании структуры служилого города Уфы. Так, основным кадровым источником при формировании и пополнении уфимской дворянской корпорации стали понизовые города, находившиеся в ведении Приказа Казанского дворца. А истощение фонда свободных земель в Уфимском уезде приводит к тому, что с середины ХVII в. перевод дворян в Уфу из других городов практически прекращается.

Основа дворянской корпорации в Уфе образовалась в конце 20-х годов ХVII в. Доля ссыльных дворян в составе служилого города Уфы была незначительной. Кроме того, в отличие от южных и западных областей России, формирование ядра служилого города произошло без проникновения в его состав выходцев на приборных служилых людей, тяглых и духовенства. Нет оснований считать, что в состав уфимского дворянства ХVII – первой трети ХVIII вв. вошли представители местной феодальной верхушки. И хотя в конце ХVII в. в Уфе имели место отдельные случаи верстания служилых иноземцев и новокрещен по дворянскому списку, однако, все подобные верстания носили особый характер. Эти служилые люди были поверстаны не дворянскими поместными и денежными окладами, а своими прежними иноземскими и новокрещенскими. Причина подобной сословной замкнутости дворянской корпорации кроется в тех же вышеназванных факторах. Вотчинное право ограничивало рост поместного землевладения, тем самым препятствовало и появлению новых поместных окладов. Приказ Казанского дворца так же ограничивал возникновение новых дворянских окладов, руководствуясь при этом финансовыми соображениями.

В Уфе, как и в других понизовых городах, фонд денежного жалованья для служилых людей формировался в основном за счет местных ресурсов, поступающих в городскую казну в форме налоговых, оброчных и ясачных сборов. И администрация строго следила за тем, чтобы совокупные денежные оклады соответствовали общей сумме сборов и доходов. В таких условиях верстание по дворянскому списку представителей из других сословий носило исключительный характер. Причем, в этом вопросе администрация полностью полагалась на поддержку самих уфимских дворян, протестовавших против подобных случаев.

Таким образом, уфимское дворянство по своему происхождению представляло собой часть единого дворянского корпуса России.

В определённой степени это подтверждается и наблюдениями за величиной поместных и денежных окладов массы уфимских дворян. Несмотря на крайне скудный характер обеспечения складов, они в целом не уступают окладам большинства служилых городов России, это относится как к «новичным» окладам, так и окладам старослужащих дворян. Кроме того, как и во многих городах России, в Уфе во второй половине ХVII в. происходит значительный рост дворовой и выборных групп в составе дворянской корпорации. Однако, то обстоятельство, что уфимские дворяне находились в ведении Приказа Казанского дворца, а не Разряда, как все остальные дворяне, сказалось на характере их службы. Важнейшей задачей военной службы уфимцев было поддержание спокойствия на территории Уфимского и соседних уездов. Их очень часто привлекали для участия в военных действиях за пределами территории, управлявшейся Приказом Казанского дворца.

Изучив участие уфимских дворян в многочисленных военных событиях, имевших место в ХVII в. на территории Башкирии, мы пришли к выводу, что действия уфимских дворян в боевой обстановке были достаточно эффективными. Несмотря на численное превосходство противника, уфимцам удавалось удерживать наиболее важные населенные пункты, через которые осуществлялось административное управление краем. Задачу поддержания спокойствия в крае преследовала и сторожевая служба, организованная по принципу станиц, то есть конных патрулей и застав. Однако, в отличие от классического типа сторожевой службы, уфимские станичники наряду с предупреждением набегов выполняли и некоторые административные задания: охраны и отправки в Уфу ясачных сборов, предотвращение нежелательной для властей миграции населения и т.д.

Поскольку Приказ Казанского дворца осуществлял и некоторые внешнеполитические функции, то и уфимские дворяне активно привлекались к дипломатической службе в калмыцкие и ногайские улусы, а позднее, и в казахские степи. Но, как и военная служба, дипломатические посылки уфимских дворян, в основном, преследовали одну цель – предотвращение военных столкновений и набегов кочевников на Уфимский уезд.

Исключительно высокая компетенция Приказа Казанского дворца по многим вопросам управления сказалась и на широте полномочий местных административных должностей, которые занимали уфимские дворяне. Так, мы установили, что в Уфимском уезде приказчики дворцовых сел, воеводы уфимских пригородов и дворяне, находившиеся на фискальной службе, обладали большим правами, нежели соответствующие должностные лица в других областях государства. В равной степени это относится к дворянам, бывшим на командных должностях в стрелецких войсках Уфы.

Вследствие длительного существования замкнутого характера уездного землевладения кризис организации служилого города проявился не в нарушении принципа испомещения по месту службы, а именно в самом механизме функционирования служилого города. В частности, это касается порядка назначения дворян на различные службы. Доходные службы, призванные поправить материальное положение служилого человека для обеспечения его боеспособности, становятся почти исключительной прерогативой наиболее состоятельных дворянских родов. В то время расходные и очередные службы все чаще ложатся на плечи мелкопоместных и беспоместных дворян, не способных без денежной подмоги ее стороны феодального государства исправно отбывать свою обязанность.